ночлег

Вера уходит, когда стихает ветер.
Когда голоса ночных птиц звучат чисто,
потому что облака мешают им воспарить к звездам
и возвращают тёмные вскрики к земле,
потому что листья недвижимы.
Светляки роют сияющие тоннели в
жирном и влажном воздухе,
гаснут и вспыхивают вновь
где-то в черных витках плюща, -
вера уходит когда теряешь из вида
одного из них и больше не находишь взглядом,
и пусть вокруг мерцает хоть сотня прочих.
Вера уходит, когда огонек не вспыхнул в том месте,
где ты ожидал.
Полотенца пахнут гостиничным порошком,
комната – новой мебелью и дезинфицирующим средством,
волосы – мятным шампунем.
Вера уходит, когда занавески на открытом окне
из той же ткани, что и покрывало на постели,
когда дым не уходит из комнаты,
когда кто-то говорит за стеной о том,
что молнией ударило сосну с птичьим гнездом,
и только один светляк медленно приближается
к фалангам среднего и указательного пальцев,
и погаснет через несколько вдохов.

Иветта уходит

Иветта уходит в другую комнату цвета лаванды,
я вижу ее силуэт за стеклянной дверью,
я слышу звук воды.
Блики от фар мчатся по стенам наперегонки
с тенями деревьев,
кончиками пальцев я глажу
влажное пятно на голубой простыни.
Там, в комнатушке
цвета жилки на ее веке,
она омывает свое белое тело,
ласкается теплыми струями,
мурлыча какую-то старую мелодию -
из тех шлягеров, что никогда
не были известны там, где я родился…
…песни страшной страны,
песни, которые спел бы тот,
кто узнал, что на дне ее бесконечного лона.
Но я усерден в своем погружении, Иветта,
только вернись.
Песни все громче,
ветви низких деревьев над трассой
становятся теплыми и плодоносными,
автомобили – волшебные прометеи,
бросают нежгучий огонь,
я закрываю глаза
и сплю в твоем бархатном лоне.
Иветта уходит.

маис

Опьянение:
терпким словом на языке кажется твое имя
древесное змеиное непокоримое
на вкус свободы и дешевого табака
забытое твоей матерью но священное для меня

ты ребенок жары и жестокости
ты обязана лишь мне за прошедшие полчаса покоя
я обязан тебе за повторимость твоего покидания
за лирику проникновения

падает на землю твой волнистый волос
все зыблемо и все забвенно
кроме прошедшей у залива вечности
осмеянной чайками
падает свет на дно нашей обители
все золото
все золото что замирает в твоем взоре

и если я когда-то состарюсь настолько
что звуки твоего имени просочатся сквозь память как маисовая крупа сквозь сито
на переплетении прутьев времени останется два гласных камня
которые ты оставила в одной из глубин
опознанных в засуху.

вода

Душа не сумеет прорезать этот воздух,
если вдруг захочет покинуть тело -
так душно в моей комнате.
Мы надышали паром, в каждой
капле конденсата – отражение твоего лица и
моего взгляда, обобщения всего, что здесь было.
Пот бежит по телу,
будто ты медленно ведешь пальцем,
я касаюсь себя, брезгуя,
будто ворочаю выброшенные на берег
водоросли:
а океан-то близко, даже ближе,
чем ты.
Ты плачешь, отворачиваешься,
мы застряли в непрозрачности голосов,
ты ищешь выход, ищешь окно,
говоришь, что тебе душно,
что в комнате стоит запах рыбы и гнили,
«это океан», говорю я.
Ты хочешь уйти, но не сможешь -
не сумеешь сдвинуться с места
под весом простыни
и мутных волн.

***

Я не смог увернуться от удара.
Я не помню, как оказался в той посадке,
тем более я не знаю,
как там оказалась ты и те двое.
Пульс заглушал страх боли,
напряжение превозмогало усталость,
я был выше каждого из них, выше самого себя,
но удар пропустил.
Твой вопль охватил меня в кокон,
будто я оцепенел именно от него,
будто голос связал меня по рукам и ногам, и я повалился на землю.
О, если бы ты замолчала, если бы ты не визжала,
хотя, вероятно, это визжали тормоза
какого-то автомобиля – трудно было разобрать,
но я порезался о тот звук,
и хлынула кровь.
Я глотал ее, горячую -
вспомнил парное молоко,
вспомнил, как дурачился и тянул носом
чай, чтобы рассмешить подружку,
вспомнил твою слюну,
вспомнил помаду,
которая делала тебя похожей на проститутку,
вспомнил, что лежу на земле,
а ты уже не кричишь,
и никаких звезд в глазах -
мыло.
Тебя там уже не было,
не было никого,
только два красных огня уносились прочь,
оставляя длинных змей в пространстве.
Я не знаю, что с тобой тогда стало,
но ты не должна была так визжать -
я не собирался обижать тебя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>